Чему мы призваны научить наших детей. Архимандрит Георгий Шестун. Часть 2.

Когда и как дети должны взрослеть

Вообще детей всему надо учить – и как убирать постель и как благоразумно тратить деньги. А мы почему-то надеемся, что где-то – в детском саду, в школе, в армии, в институте – их кто-то научит всему самому нужному.
Самое страшное, когда детям дают выбирать самим. Говорят, например: «Иди, займись чем-нибудь». Это очень опрометчивое поручение ребенку. Что юный человек знает о каких-либо занятиях? Надо говорить всё точно, конкретно: «Иди туда, возьми это, сделай то». Одна моя знакомая такой порядок организовала: «Так, встаём! Быстро зубы чистить, умываться, постель убирать, завтракаем, одеваемся – и в школу!» И дети всё знают и живут спокойно и радостно.
Даже в пионерских лагерях дети полсмены маршировали – готовились к линейке открытия смены, полсмены маршировали – готовились к линейке закрытия. Они всё время были заняты. Им все время говорили, что делать.
Часто мы слышим: «Наши дети ничего не хотят». А кто их чему научил? Даже как вести домашнее хозяйство, как быть аккуратным, собранным, не бросать вещи по комнате, никто не учил. А то зайди к современным детям в комнату: свитер на столе, брюки на полу, один носок на окне, другой вообще на люстре – как шёл, так всё и побросал. Никто не следит, никто не учит. А как они дальше будут жить, когда своими семьями обзаведутся?
Надо учить всему. Учить и семейной жизни, воспитанию детей. Вот родился ребенок, и что мы знаем? Что его надо кормить, поить, одевать, а больше не знаем ничего. И вот мы его кормим-одеваем, кормим-одеваем. 10 лет кормим-одеваем, 20 лет, 30 лет, 40 лет – всё кормим и одеваем. А потом спрашиваем: «Ты бы хоть "спасибо" сказал!» – «За что?» – «Но мы же тебя кормим-одеваем…» – «А я вас просил? Это вы всё сами. Я вам удовольствие доставляю тем, что позволяю это делать, что беру от вас». – «А что же ты сам ничего не делаешь? Отчего на работу не устраиваешься? Сидишь только, на компьютере играешь…» – «Ну вы же меня кормите-одеваете!»
Почему сейчас молодежь такая инфантильная, сидит на шее у родителей? Потому что родители их всё кормят и одевают.
Есть такая школьная традиция, которая обнаруживает одну проблему. Выпускники у нас всем классом встречают на берегу Волги рассвет – «рассвет взрослой жизни». Дальше начинается та самая взрослая жизнь, а к ней ребята не готовы, они ничего о ней не знают, их никто не учил, как жить. И поэтому многие продолжают жить, как дети. И это детство может продолжаться до 40-50-ти лет. Очень печально смотреть, когда дяди лет в 45-50 ведут себя как мальчишки. Манеры, разговоры, одежда такая же. Также и почтенного возраста тети пытаются изобразить из себя девчонок – любыми способами пытаются сохранить девичью фигуру, наряжаются так же.
И становится заметно, что границу между взрослой и детской жизнью не всем удается перейти правильно. Та часть детей, которых учили жить, сразу начинают поступать в училища, институты, потом работают, женятся, воспитывают детей. Они уже не молодежь. Они – молодые. Молодые студенты, молодые воины, молодые священники, инженеры, рабочие, ученые, педагоги. Они – молодые взрослые.
Если мы посмотрим на фотографии детей прошлых времен, XIX – начала XX века, то увидим, что мальчики выглядят как настоящие мужички. Если отец пашет, он уже за уздечку коня ведет, то есть с детских лет умел трудиться. Там детства проходило быстро, сразу начиналась взрослая жизнь. Если семья была большая, по 9-10 детей, то старшие нянчились с младшими, и они прекрасно знали, что делать с детьми. Когда появлялся свой ребенок, они уже имели представление, как его растить, воспитывать, приучать к труду. Они видели эту жизнь и получали из нее конкретный опыт. Слава Богу, и в наше время многие молодые люди получают этот опыт и становятся взрослыми.

Та или не та нынче молодежь?

Многие любят говорить: «Молодежь нынче не та». Надо сказать, что со времен античности молодежь всегда «не та». Она ничего делать не умеет, живет за чужой счет, любит легкие деньги, хочет быть кем-то, ничего не делая. А вот молодые взрослые всегда «те». Только надо различать: есть молодежь, а есть молодые взрослые. Молодежь не может жениться и для этого придумали эти якобы «гражданские браки», не хочет нести ответственность, рожать детей. На этой границе как раз все молодые делятся на молодых взрослых и на молодежь. Наша задача сейчас, чтобы наши дети становились не молодежью, а молодыми взрослыми. А для этого их надо начинать воспитывать еще с пеленок.
И очень важно чтобы, когда родился маленький, вокруг была спасительная атмосфера. Чтобы над колыбелью мама с папой не ругались, чтобы не было крика, чтобы младенец не слышал звуки работающего телевизора, сомнительной музыки. На всём этом он воспитывается.
Еще большая педагогическая помощь ребенку – это его крещение. Потому что ребеночек рождается далеко не ангелом, но с поврежденной первородным грехом природой. Мы же не в Раю рождались, а уже после того, когда Адам и Ева были изгнаны из Рая. Тогда у них родились дети Каин и Авель.
Когда первые люди ослушались Бога, после этого у них родился Каин. А Авель родился, когда они поняли, что потеряли и стали каяться и плакать. То есть Авель – это плод покаяния, а Каин – это плод непослушания Богу. И первая кровь пролилась на Земле, когда Каин убил Авеля.
Поэтому, когда люди начинают совместную жизнь и ожидают прибавления семейства, всё это время очень важен духовный настрой родителей, с самого момента зачатия. Надо быть миролюбивым, послушным, воздержанным, тогда и дети будут такими. Жизнь человека начинается с момента зачатия, а не с рождения.
Очень важно смотреть за той атмосферой, что существует в семье. Когда ребенок видит свет лампадки, святые лики, слышит слова молитвы, когда его окропляют святой водой, когда его причащают Плотью и Кровью Христовой, – всё это очень помогает родителям в формировании доброго характера у дитя.
Иногда крестишь ребенка, он сначала тревожный, кричит, плачет, а после крещения сразу становится спокойным. Тут борьба происходит – возвращение человека Богу.
Также важно, чтобы родители были венчанные, потому что семья и самостоятельная жизнь человека начинаются под венцом.
Все молодые люди хотят быть самостоятельными. Но ты не можешь быть самостоятельным, потому что воля Божия изливается на тебя через отца и мать, через родителей. А вот когда ты станешь под венец со своей женой, то будешь уже, как сказано в Священном Писании: «Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть» (Еф. 5, 31). Тогда ты уже будешь один на один находиться пред Богом, тогда ты – взрослый, самостоятельный, только тогда уже через тебя Господь будет давать твоим детям уроки жизни.
То, что Господь разделил, взяв Еву от Адама, – две половинки, пол мужской и женский, то в таинстве Брака соединяет: двое становятся единым целым – семьёй. «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6). Это великое таинство, которым современные люди пренебрегают, ставя под угрозу счастье своих близких, будущее своих детей, которых без благодатной помощи невозможно воспитать должным образом, привести к пониманию вечной жизни.

"Душа обязана трудиться..."

Недаром русская пословица гласит: без Бога – ни до порога. Весь XX век советские люди так неистово воевали против Православия, забывая, что получили в дар целую Империю – прекрасную, великую, которая не проиграла ни одной войны, занимавшую одну шестую часть мира, обладавшую высочайшими достижениями. Они получили страну с большим населением – намного (на 30 млн), больше чем у нас сейчас. Ее населяли крещеные люди, которые верили в Бога, жили в молитве, стремясь к благочестию. На протяжении 80 лет пытались это вытравить из нашего народа. Но это оказалось невозможно. Те советские люди есть и сейчас, живут среди нас, это могут быть наши родители, наши дедушки и бабушки. Мы должны быть им благодарны за то, что мы появились на свет, и за то, что они все же сохранили хоть часть этой Империи.

До сих пор русский народ пытаются превратить в население – сборище разного люда, населяющего территорию. Народ же – из рода в род нарождающийся, имеющий общую Родину, сохраняющий и из поколения в поколение передающий общие духовные основы, традиции, язык, культуру.
А наше время – это время возвращения ко Христу. Тысячу лет Россия была православной, тысячу лет Русь стремилась называться Святой. Люди помнили не только о времени, но и о вечности. Главной целью жизни русского человека было стремление к святости.
Сейчас люди стремятся к успеху. Но все же если взять самого образованного, развитого, умного человека, и взять какого-нибудь духоносного старца, то за советом всё же люди пойдут не к интеллектуалу, а к старцу, который, может быть и школу не окончил. Потому что людям нужен совет о самом главном – как жить и что не делать, чтобы спасти свою душу, помочь своим близких, вырастить своих детей.
Поэтому в России всегда было две школы, как и в античном мире. Об этом говорили ещё святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст: «У нас две школы – античный университет и Церковь». И мы не понимаем, что обе они нам необходимы. Безусловно, нужны образованные люди. Но нужно чтобы они были еще и духовными, чтобы помнили о вечности, готовились к ней. Потому что жить в Царствии Небесном тоже надо уметь. А для этого нужно слушать голос своей совести, смотреть, что происходит в твоем сердце, у тебя в душе. Как ты переносишь испытания мира сего? Например, встретился тебе в жизни злой человек. Но это его грех, что он злой. А какова твоя реакция на это встречу – не озлобился ли ты в ответ? Погасил ли ты это зло своей любовью, терпением, смирением? Господь спросит с меня по моим делам.
Поэтому главная задача современного человека в том, чтобы время наше было связано с вечностью. Чтобы мы деятельно жили, но всегда внимательно смотрели в свое сердце и думали, а полезно ли мне это дело, становлюсь я лучше или хуже в процессе этого делания? Помогает ли моё занятие стать более добрым, милосердным, мирным, смиренным, любвеобильным? Приносит ли оно радость мне и людям? Или я гублю себя и мешаю жить другим? Эта связь внутреннего и внешнего мира, вечности и времени всегда должна быть. И если её нет, то трудно назвать человека глубоким, с живой нормальной душой.
Поэтому всегда есть две школы: наша Церковь, которая вводит человека в вечность, и наш мир, в котором человеку дается возможность трудится так, как учит Господь, призывая нас в эту вечность.


Архимандрит Георгий (Шестун), доктор педагогических наук, профессор, академик РАЕН, заведующий межвузовской кафедрой православной педагогики и психологии СамДС, настоятель Заволжского мужского монастыря в честь Честного и Животворящего Креста Господня.

Источник - http://ruskline.ru/analitika/2019/10/26/chemu_my_p...