Последние слова Христа.

На кресте Спаситель произнес 7 слов… точнее, 7 фраз. Многие комментаторы и толкователи, богомудрые отцы и благочестивые простецы всегда углубляли свой взор в эти последние слова Господа, сказанные Им в земной жизни: три фразы обращены к Богу; три - к людям; а одна - «Свершилось» - «констатация» факта. Но мы знаем об этом только из евангельского повествования, которое, по определению, не могло включить в себя все сказанное или сделанное Спасителем (Ин.21,25). Остаются вопросы: мог ли Бог оставить Христа? Или Бог Отец оставить Бога Сына? И что означает фраза «Боже мой, почто оставил Меня?». Что «Совершилось»? Кому сказано и для чего? Что поразило сотника, сказавшего по смерти Христа: «Воистину человек этот - Сын Божий»!»
Дерзну подумать с вами об этом.


Страшно представить себя в эти минуты у подножия Креста Господня. Как бы я себя повел? Что понял, что пережил, неужели смирился бы с вопиющей «несправедливостью», или сам умер, или погиб, желая выручить Иисуса? Спрятался бы и отстранился? Все возможно, все возможно… Если уж и Петр о себе обманывался!
Но главное, что всегда смущает, - это отчаяние Спасителя… Зная, кто Он, осознавая Свою Миссию, зная людей и зная, что Его распнут, даже стремясь всей душей к этому, многократно говоря об этом ученикам, дав Себя арестовать, и, претерпевая боль и позор, неужели Он вдруг потерял присутствие духа и возопил: «Элои, Элои, лима савахвани!». Откуда эта бездна отчаяния? Мы знаем, что сонмы мучеников, героев и просто праведных людей, умирая от рук палачей или врагов, умирали с молитвой на устах или громогласным исповеданием своей веры или идеи, за которую умирали, а иногда и с возгласом победы. Многие из них в этот момент были абсолютно счастливы и не скрывали этого! А тут… богооставленность, отчаяние, ужас… Нам непостижимо богоприсутствие и богообщение Отца и Сына во Святом Духе, непостижимо и разлучение (невозможное), но…
Некоторое время назад я прочитал небольшую статью Э. Фромма, австрийского мыслителя, христианина, о псалмах. И вот он, ссылаясь на некоторую общеупотребимую практику в еврейских религиозных общинах, делает одно допущение, которое принципиально иначе позволяет взглянуть на происходившее на Голгофе две тысячи лет назад.
Э. Фромм много времени исследовал еврейскую традицию и еврейскую мысль, в том числе и религиозную, и ему сложно отказать в обстоятельности или заподозрить в пристрастии или неосновательности. Но здесь интуиция, которая может быть подтверждена и христианской религиозной традицией. Каждый из нас, знакомый с религиозными и богодухновенными текстами (например, прокимнами), может это подтвердить: простое допущение того, что при цитировании священного текста, произносится (именуется) только первый его стих, первый стих псалма, молитвы. И стих этот становится его названием и указанием на то, что далее произносится весь псалом, вся молитва, а не только: «Живый в помощи…», или: «Помилуй мя Боже…», или «Блажен муж…» и т.д. …
«Боже, Боже мой, для чего Ты оставил меня?» - это первый стих 21-го псалма. Именно его Господь произнес с креста. Но только прочитав псалом целиком, мы можем понять чувства Христа. Ведь этот псалом один из немногих мессианских пророческих псалмов Давида, в котором подробно «расписаны» страдания и муки Христа, его уничижение и оставленность всеми. Краткий обзор дает удивительные прозрения:
- стихи 8 и 9 - о ругающихся Распятому иудеях;
- стихи 13-18 - подробное описание казни распятия;
- стихи 19-20 - разделение риз и жребий об одежде;
с 22-го стиха – коренной перелом настроения псалма – Ты, Господи, услышал меня! (Ин. 11.42) И дальше - торжественное исповедание правды Божией, и славы Его и народа Божия, и призвания, и обетования, включительно до последнего 32-го стиха - это песнь победы. Совершившийся победы! Последние слова псалма: «Так (Это) сотворил Господь!» Или в изложении евангелиста Иоанна – «СОВЕРШИЛОСЬ!»
Это псалом, который Спаситель произнес с креста. И последние слова псалма стали последними словами Господа на кресте. Это гимн Божественной любви и правды, гимн обетования и благословения всем живущим на земле на все времена, это царственное благословение всем нам, стоящим сегодня у подножия Голгофы, и в минуты крайнего уничижения и истощания Христа, мы слышим Его благовестие Рая и Вечной Славы всем народам! Может быть, это услышал сотник… и в изумлении произнес: «Воистину человек сей - Сын Божий»!

протоиерей Димитрий Кувырталов