Старый сайт доступен по ссылке old.letovochurch.ru

Священник Василий Васильковский, герой войны 1812 года

23 июня 1812 года 600-тысячная армия Наполеона развернула понтонную переправу через реку Неман – западную границу тогдашней России – и вошла в ее пределы. Войско нападавших состояло не только из французов. Контингенты из Испании, Италии, Польши, Австрии, Пруссии и других оккупированных либо союзных Наполеону стран составляли в нем немалую часть. Недаром в отечественной истории наполеоновский поход именовался «нашествием галлов и с ними двунадесяти языков». Сопротивление силам противника, намного превосходящим регулярные русские войска, стало поистине всенародным. И уже 23 декабря 1812 года императором Александром I  был издан манифест об окончании этой кровопролитной войны, получившей название Отечественной. Большую роль в победе русского оружия сыграло священство Русской Православной Церкви, разделившее с нашими войсками  все тяготы того сурового времени.

 

В Малоярославецком военно-историческом музее есть полотно художника А.Ю. Аверьянова «Сражение за Малоярославец». Эта картина с точки зрения достоверности всего написанного на ней, начиная от униформы и кончая передачей динамики боя, – замечательное творение батальной живописи. Одним из центральных персонажей полотна является человек в рясе с крестом и с призывно поднятой рукой впереди атакующей колонны егерей. Это – священник Василий Васильковский – герой войны 1812 года. К сожалению, в русской исторической науке слабо разработана тема массового героизма русских священнослужителей в годы Первой Отечественной войны. Может быть, это произошло из-за того, что духовные лица не имели права брать в руки оружие и уничтожать врагов наряду с другими воинами? Но как бы там ни было, роль священства Русской Православной Церкви в Великой победе огромна. И боевой путь отца Василия Васильковского – яркое тому подтверждение.

Батюшка родился в 1778 г. Окончив в 1804 г. Севскую семинарию и женившись, он рукополагается в священный сан и получает место в Ильинской церкви города Сумы. К несчастью, вскоре умирает его жена, и отец Василий остается с четырехлетним сыном на руках. Прослужив какое-то время в Старо-Харьковском монастыре,  15 июня 1810 г. отец Василий назначается священником 19-го Егерского полка. Интересен отзыв шефа полка полковника Т.Д. Загорского, написанный им 5 января 1811 г. армейскому начальству. Командир отмечает не только порядочность батюшки, его рассудительность и прекрасное владение словом, но и образованность в области математики, физики, географии, истории, знание латыни, греческого, немецкого и французского языков. Эти качества отца Василия вкупе с его внимательным отношением к солдатам и командирам принесли ему вполне заслуженное уважение в полку.

 В начале Отечественной войны полк отца Василия оказался под Витебском в арьергарде армии Барклая-де-Толли. 15 июля 24-я дивизия, куда входил 19-й егерский полк, вступила в бой на берегах реки Лучесы. Сохранились воспоминания командующего дивизией, генерала Лихачева, где он отмечает героическое поведение священника, который «по искреннему усердию» шел с крестом в руках в атаку впереди всего полка. Об этом же свидетельствует полковник Вуич, шеф 19-го полка, который отмечал бесстрашие полкового батюшки, вдохновлявшего егерей и поддерживавшего их боевой дух в сражении. Отец Василий ободрял солдат и словом, и личным примером, поощрял и воодушевлял идущих в атаку, утешал раненых, отпевал убитых. Бесстрашно, не кланяясь пулям, он шел в полный рост вперед, увлекая за собой бойцов. Он получил лишь одно небольшое ранение: осколок вражеского ядра оцарапал левую щеку, но батюшка, стерев кровь с лица, продолжал оставаться в гуще сражения.

В этом же бою отец Василий чуть не погиб, но пуля, попавшая в большой тридцатисантиметровый крест, вызвала лишь тяжелую контузию. Долгое время этот кипарисовый крест со стянутой винтом на тыльной стороне рукояти трещиной хранился в церкви 19-го Егерского полка. На его лицевой стороне был выгравирован год сформирования полка — «1797», а внизу крепилась расколовшая его в бою неприятельская пуля. На оборотной стороне была сделана надпись: «Ранен в сражении 15 июля 1812 года при г. Витебске, с отбитием мизинца священнику Василию Васильковскому». 18 августа 1812 года генерал-майор П.Г. Лихачев обратился к члену Святейшего Синода обер-священнику армии и флота протоиерею Иоанну Державину с просьбой о награждении отца Василия за проявленное мужество. Оправившись вскоре после контузии и ранения, отец Василий вернулся в полк.

Огромное значение для хода кампании уже после Бородина и пожара Москвы имела оборона Малоярославца. До подхода основных сил армии Кутузова генерал Дохтуров направил в город 19-й Егерский полк. И здесь полковой священник, отец Василий Васильковский, своим мужеством воодушевлял идущих в атаку егерей. Об этом Дохтуров доложил главнокомандующему генерал-фельдмаршалу светлейшему князю М.И. Голенищеву-Кутузову. Генерал ходатайствовал о награждении Васильковского орденом Святого Георгия. Он писал: «Священник Васильковский в этом бою все время находился с крестом в руке впереди полка и своими наставлениями и примером мужества поощрял воинов крепко стоять за Веру, Царя и Отечество и мужественно поражать врагов, при чем сам был ранен в голову». Кутузов, узнав об этом, обратился к императору Александру I с рапортом, в котором изложил все, что ему стало известно.

Государь император незамедлительно изволил пожаловать орден Святого Великомученика Георгия 4-го класса священнику Василию Васильковскому. Это был первый в истории ордена и православного духовенства случай награждения военного священнослужителя орденом Святого Георгия.

Отец Василий дошел с нашими войсками до Парижа. К сожалению, этот город стал местом его последнего упокоения: 24 ноября 1813 г. от полученных ран священник Василий Васильковский скончался.

Благодарные потомки возвели в Москве величественный памятник подвигу Русского народа в Отечественной войне 1812 года. Храм Христа Спасителя – это наша благодарность всем погибшим в той страшной войне. И мы должны достойно сохранять память о тех, кто отдал свои жизни за то, чтобы мы могли свободно жить и молиться в своей стране.