Старый сайт доступен по ссылке old.letovochurch.ru

К 190-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского

К 190-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского

11 ноября 1821, в Москве, родился Феодор Михайлович Достоевский, великий русский писатель.

Его романы «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы» являются величайшими произведениями мировой литературы.

Фридрих Ницше признавал, что Достоевский был единственный психолог, у которого он мог кое-чему поучиться. Идеи Достоевского предвосхитили русский экзистенциализм и идеи З. Фрейда, творчество Хармса и идеологию Ленина… Горячая любовь к России, исповедальная искренность, глубочайший психологизм заслужили ему всемирную славу и непреходящее значение до сегодняшнего дня.

Несколько фактов из жизни Ф. М. Достоевского:

Сразу после публикации первого романа «Бедные люди» Белинский горячо приветствовал Достоевского как одного из будущих великих художников гоголевской школы. Это был самый счастливый момент в молодости Достоевского.

22 декабря Достоевский вместе с другими осужденными был привезен на Семеновский плац, где над ними проделали церемонию объявления приговора о смертной казни через расстреляние. Приговоренные пережили весь ужас "смертников", и лишь в последнее мгновение им объявили, как особую милость, настоящий приговор (о переживаниях Достоевского в эту минуту см. "Идиот").

В ночь с 24 на 25 декабря Достоевский был закован в кандалы и отправлен в Сибирь. В Тобольске его встретили жены декабристов, и Достоевский получил от них в благословение Евангелие, с которым потом никогда не расставался.

Несколько высказываний Ф. М. Достоевского, ставших афоризмами:

- ...вся вторая половина человеческой жизни составляется обыкновенно из одних только накопленных в первую половину привычек.

- ...Да будут прокляты эти интересы цивилизации, и даже самая цивилизация, если для сохранения ее необходимо сдирать с людей кожу.

- Без детей нельзя было бы так любить человечество.

- Богатство, грубость наслаждений порождают лень, а лень порождает рабов.

- Веселость человека - это выдающаяся черта человека.

- Вино скотнит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от светлых мыслей, тупит его.

- Влюбиться не значит любить: влюбиться можно и ненавидя.

- Время есть отношение бытия к небытию.

- Лгут только одни негодяи.

- Люди ограниченные... гораздо меньше делают глупостей, чем люди умные.

- Высшая и самая характерная черта нашего народа - это чувство справедливости и жажда ее.

- Дурак, осознавший, что он дурак, есть уже не дурак.

- Каждый человек несет ответственность перед всеми людьми за всех людей и за все.

- Какая разница между демоном и человеком? Мефистофель у Гете говорит: "Я часть той части целого, которая хочет зла, а творит добро". Увы! Человек мог бы сказать о себе совершенно обратное.

- Нет ничего труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

- Описание цветка с любовью к природе гораздо более заключает в себе гражданского чувства, чем обличение взяточников...

- Оправдайте, не карайте, но назовите зло злом.

- У честных врагов бывает всегда больше, чем у бесчестных.

- Чтобы умно поступать, одного ума мало.

- Русский атеизм никогда дальше каламбура не заходил.

- Я перед ним виноват, следовательно, я должен ему отомстить.

- Сам же Достоевский говорил, словами Ставрогина (Бесы,1872): «..я не люблю шпионов и психологов, по крайней мере таких, которые в мою душу лезут».

Считается, что последними словами, вымолвленными великим писателем, были: «Все только начинается…»

В обществе Федор Достоевский приобрел высокий нравственный авторитет, воспринимался как проповедник и учитель. В романе «Бесы» из уст страстного революционера (Верховенского) раздается: «В мире одного только недостает: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос, мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство…Но одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь, - вот чего надо!.. Мы провозгласим разрушение…». А в другом месте другой персонаж (Кириллов) исповедует: «Слушай большую идею: был на земле день, и в середине земли стояли три креста. Один на кресте… сказал другому: «Будешь сегодня со Мною в раю»… Слушай: этот Человек был высший на всей земле, составлял то, для чего ей жить. Вся планета, со всем, что на ней, без этого Человека – одно сумасшествие. Не было ни прежде ни после Ему такого же, и никогда, даже до чуда. В том и чудо, что не было и не будет Такого же никогда!..»

Очень просто иллюстрировал Ф. М. безбожие: «Если Бога нет, то Я – бог!» -подытоживает свои рассуждения богоборец Кириллов («Бесы»). Перед смертью один из героев романа прозрел и уверовал, и обратился к окружавшим его близким такими словами: «Друзья мои, - Бог уже потому мне необходим, что это Единственное Существо, Которое можно вечно любить… Если есть Бог, то я бессмертен! Вот мой символ веры. Каждая минута, каждое мгновение жизни должны быть блаженством человеку… должны, непременно должны! Это обязанность самого человека так устроить; это его закон – скрытый, но существующий непременно. Одна уже всегдашняя мысль о том, что существует нечто безмерно справедливейшее и счастливейшее, чем я, уже наполняет и меня всего безмерным умилением и - славой, - о, кто бы я ни был, что бы ни сделал! Человеку гораздо необходимее собственного счастья знать и каждое мгновение веровать в то, то сть где-то уже совершенное и спокойное счастье, для всех и для всего... Весь закон бытия человеческого лишь в том, чтобы человек всегда мог преклониться пред безмерно великим. Если лишить людей безмерно великого, то не станут они жить и умрут в отчаянии. Безмерное и бесконечное так же необходимо человеку, как и та малая планета, на которой он обитает... Друзья мои, все, все: да здравствует Великая Мысль! Вечная, безмерная Мысль! Всякому человеку, кто бы он ни был, необходимо преклониться пред тем, что есть Великая Мысль. Даже самому глупому человеку необходимо хотя бы нечто великое».

Апогеем его прижизненной славы стала речь на открытии памятника Пушкину в Москве (1880), где он говорил о «всечеловечности» как высшем выражении русского идеала, о «русском скитальце», которому необходимо «всемирное счастье». Эта речь, вызвавшая огромный общественный резонанс, оказалась завещанием Достоевского.

12 ноября 2011 года